«Евробюрократы не извлекли никаких уроков из Brexit»

«Евробюрократы не извлекли никаких уроков из Brexit»

Депутат итальянского парламента от партии «Лига» Вито Коменчини рассказал ИА REGNUM, опоздало ли правительство Италии с мерами против эпидемии, чем закончится ссора страны с ЕС из-за неоказания помощи и что за время эпидемии Италия узнала сама о себе.

Депутат итальянского парламента от партии «Лига» Вито Коменчини рассказал ИА REGNUM, опоздало ли правительство Италии с мерами против эпидемии, чем закончится ссора страны с ЕС из-за неоказания помощи и что за время эпидемии Италия узнала сама о себе.

Как бы Вы оценили действия правительства Италии для противодействия распространению эпидемии? Некоторые наблюдатели говорят, что многие решения принимались гораздо позже, чем нужно, и что это стало одной из причин распространения болезни — насколько справедлив этот упрек?

Наша партия еще с того момента, когда болезнь стала распространяться в восточных странах, призывала усилить контроль и закрыть некоторые границы. В правительстве страны тогда смеялись и называли нас расистами. А когда вирус уже пришел в Италию, они оставили губернаторов один на один с чрезвычайной ситуацией, вместо того чтобы немедленно вмешаться и принимать серьезные меры. Такие, например, как принимались в Южной Корее, на Тайване, в России.

Что сообщила пандемия о состоянии системы здравоохранения в Италии? Что в ней нужно будет изменить, когда нынешняя ситуация закончится?

К сожалению, на национальном уровне система здравоохранения в Италии подверглась безумным секвестрам в период работы так называемых «технических правительств», в том числе под руководством Марио Монти и Энрико Летты. Особенно сложная ситуация — в южных регионах страны. Многие люди едут оттуда для проведения обследований и операций на север Италии. Но ведь северные регионы тоже страдают от сокращений. Власти провинций, которые заплатили за эту эпидемию особенно высокую цену — Ломбардии (Милан), Венето (Венеция), Эмилии-Романьи (Болонья) — уже давно требуют предоставления им большей автономии. И если это наконец будет сделано, у регионов появится в том числе и возможность укрепить свою систему здравоохранения.

Читайте также  ЕБРР выделит на модернизацию системы энергоснабжения СЭЗ "Минск" 20 млн евро

Итальянские министры в период эпидемии (подчас в довольно резкой форме) выражали недовольство действиями Евросоюза, отсутствием помощи. Оппозиционеры были еще более категоричны, мы видели, как некоторые из них снимали флаги ЕС. Отношения между Италией и ЕС требуют пересмотра? Или можно даже всерьез рассматривать вероятность выхода страны из Евросоюза? Или же — по крайней мере, при нынешнем «проевропейском» правительстве — когда завершится пандемия, всё в отношениях Италии и ЕС вернётся на свои места и ничего не изменится?

К сожалению, управляющие Евросоюзом бюрократы показали, что они не извлекли никаких уроков из Brexit. Отношение главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен к Италии более чем красноречиво. Она же просто плюёт нам в лицо. При этом большая часть ныне правящей в Италии коалиции голосовала за её кандидатуру на этот пост. В отличие от «Лиги».

Настоящая опасность для Италии — это так называемый «европейский механизм стабильности». Если он будет задействован для выхода из нынешнего кризиса, ситуация в Италии будет разворачиваться по тому сценарию, по которому она разворачивалась несколько лет назад в Греции. Если не еще хуже. Народ Италии не может этого принять, и мы приложим все усилия для того, чтобы этого не случилось.

Евросоюз не сможет идти вперед, если он будет делать то, что делает сейчас. Если ничего не изменится, ЕС обречен рухнуть так же, как рухнул СССР.

Последствия пандемии и национального карантина для экономики и бизнеса Италии уже весьма серьезны и, вероятно, станут еще более серьезными. Каким может быть рецепт для выхода из сложившейся ситуации?

Те меры, которые к настоящему времени уже приняты или еще только обещаны из Рима и из Брюсселя, недостаточны. Многие предприятия рискуют вообще не открыться снова. Многие граждане рискуют остаться без денег на покупку еды своим детям, на оплату кредитов и аренды жилья. Нужны инвестиции и нужна финансовая помощь, так быстро, как только возможно. Нужно снижать налоги тем, кто не может сейчас работать и кому нелегко будет в короткие сроки вернуться к прежнему уровню.

Читайте также  Project Syndicate: политика ЕС оказалась опаснее для мира, чем политика США

Нужно устранять бюрократические препоны — упрощать, упрощать и упрощать. Вот пример: это абсурд, но сейчас, когда огромное количество людей остаются без работы, нанять их на сельскохозяйственные работы для сбора фруктов и овощей очень непросто. А между тем фрукты и овощи рискуют просто сгнить из-за отсутствия рабочей силы из восточноевроейских стран.

Лидер вашей партии Маттео Сальвини поддержал предложение открыть на Пасху (12 апреля) двери храмов в Италии и разрешить вход для верующих с соблюдением всех необходимых санитарных условий, включая дистанцию. Он отметил, что для того, чтобы победить вирус, одной науки недостаточно, нужна и помощь Господа.

Но конференция итальянских епископов — против открытия храмов: там говорят, что нужно сохранять дистанцию и меры ограничения ради любви к ближнему. Иностранцам всё это кажется несколько парадоксальным: политик — за открытие храмов, епископы — против. Как это можно объяснить? Или правы в данном случае обе стороны?

Руководствоваться нужно в первую очередь здравым смыслом. Сальвини смело предложил открыть храмы для верующих. Сейчас они чувствуют себя брошенными. Многие церкви закрыты, невозможно войти даже для того, чтобы прочитать молитву, поставить свечку и попросить Господа о помощи. Хотя всё это можно было бы делать, соблюдая все правила санитарной безопасности.

Церковь уже неоднократно в истории сталкивалась с чрезвычайными ситуациями — но даже во время войны она стремилась дать всем верующим возможность участвовать в службах и тем самым помогала идти к спасению души. Известны истории о чудесах, когда чума прекращалась после того, как епископы проходили по городским улицам с реликвиями святых. Верующие верят в эти чудеса.

Модернизм и релятивизм, к сожалению, ослабили церковь. Но, может быть, именно тогда, когда мы переживаем трудности настолько серьезные, как сейчас, и наступает подходящий момент для возрождения веры.

Читайте также  Финансовая помощь ЕС: почему удавка на шее Украины затягивается все туже (Апостроф, Украина)

Как Вам представляется, как эта эпидемия и ее последствия изменят Италию, ее политику, ее общество? Что может измениться во взглядах и привычках граждан? Что за это время Италия «благодаря» коронавирусу узнала сама о себе?

Последствия пока с трудом могут быть предсказаны, ясно только, что они, безусловно, будут крайне серьезными. Многим секторам экономики — туризму, сфере общественного питания, промышленности — будет трудно восстановиться. Есть опасность, что иностранные конкуренты воспользуются трудностями итальянских компаний. Не говоря уже о том, что многие предприятия могут быть перенесены из Италии, а некоторые другие — быть съеденными немецкими конкурентами.

Сейчас мы переживаем чрезвычайную ситуацию. Прежде люди многих поколений, включая мое поколение, не знали, что это такое — остаться закрытыми в собственном доме, как будто идет война и введен комендантский час. Многие уже понимают, насколько важно иметь не только эффективную систему здравоохранения, но и сильное государство, которое будет способно помочь тебе в тот момент, когда это понадобится.

С точки зрения моральной, социальной, духовной нынешняя ситуация показывает, что у людей есть тяга к солидарности, желание творить добро, тяга к единству. Многие помогают пожилым людям, носят им продукты, или, например, сдают кровь.

Нас очень тронула и та помощь, которая была оказана Россией. Моя мама, когда узнала об этой помощи, даже заплакала от волнения.

И в эти тяжелые времена значимость христианских ценностей становится особенно очевидной. Вера сейчас вновь расцветает. Я всё чаще слышу, как люди молятся, обращаясь ко Христу и к святым. И все чаще вижу, как мэры наших городов взывают к Богоматери с просьбой о защите.

Сергей Гуркин